Рассказ: "Свободные кладоискатели" 


Так же советуем читать статью о том как выбрать металлоискатель >>

     Когда стемнело, мы вышли из своего укрытия и осмотрелись. Ещё каких то пару лет назад мы и подумать не могли, что наше увлечением станет вне закона. Обидно, досадно, да ладно...Что мы можем сделать, если верхи всё решили за нас? Десятилетия разобщения привели к тому, что наш народ стал способен к сплочению только лишь в случае жизненной опасности. Мы стали сильными на просторах интернета, но потеряли силу в реальной жизни: мы кричим на форумах, но стоит кому-то предложить реальное действие, как многие активисты пропадают, часть замолкает, часть теряется и не может продолжить диалога. Ну что ж, мы получили то, что получили - наше хобби вошло в раздел запрещённых."Чёрные копатели", расхитители АКРов, дезинформация общественности, купленные СМИ привели к тому, что однажды самому главному принесли бумагу и настояли расписаться в ней и с тех пор нас не стало. Не стало кладоискателей как класса, как общности, как народа. Очень оперативно были перекрыты легальные пути поставки оборудования для металлопоиска в нашу страну; закрылось большинство магазинов по продаже снаряжения для кладоискательства; металлоискатели, которые были на руках у населения, под предлогом выполнения распоряжений сверху стали изыматься с неимоверной скоростью; прошло несколько показательных судов. Одним словом, росчерком пера одного человека нам перекрыли ещё одну возможность для жизни. Нашей жизни. Вы спросите, пропали ли мы совсем? Ну что вы, это было бы слишком не интересно. Это было бы не по- русски. Это было бы не по-нашему. Да, наши ряды сократились, но мы не исчезли. Теперь мы копаем и ищем клады более осторожно, с оглядкой. Теперь мы не хвастаемся находками, теперь мы не афишируем свои достижения. Нам это уже не нужно. Нам нужна свобода; нам нужна та радость, которую испытываешь в мгновение включения металлоискателя на месте и при первом сигнале под катушкой. Нам нужно счастье от вырытой монетки, пусть и затёртой, пусть и недорогой. Мы наконец-то поняли, что не нужно кричать во всеуслышание о кладе, чтобы стать его счастливым обладателем. Счастье оно внутри. Радость - она только наша. А все властьдержатели, придумывающие как бы ещё поужать нашего человека, пусть катятся куда подальше - счастье им не отнять никогда...


    "Лёхич, пригнись," - прошептал друг Серёга, пребольно ткнув меня в бок рукояткой лопаты. На фоне зашедшего солнца, со стороны деревни, показалось несколько человек, освещающих себе путь мощными фонарями. "Да точно я вам говорю, господин полицейский, они это были, кладоискатели" - слышался сбивчивый говор сельского человечка, опасливо снующего между несколькими представителями власти:
- Вот туда они направились. С рюкзаками, с лопатой...
- А может рыбаки это были и ты перепутал?
- Ну да что вы, какие рыбаки в наше время..."
- А ну да, не подумал, рыбаки теперь же все на учёте у нас...
- Да, да, господин полицейский, искатели это были, точно вам говорю.
- Ну хорошо, продолжаем поиск.
Группа уверенным шагом прошла в сторону леса. Нет, мы не испугались, мы уже к этому привыкли. Те, кто испугался, уже давно отошли от металлопоиска, попрятав или сдав металлоискатели государству. "Гнилой оказался мужичок-то. Я ведь видел его глаза, когда мы вдоль заборов-то шли... Можно же было предположить, что это сельский стукач" - до хруста в суставах сжал кулаки друг Серёга. " Да ладно, обычное дело" -парировал я, стараясь успокоить товарища: "Ну что, уходим правее? Там нас точно не найдут". Сливаясь с потемневшим пейзажем, мы прошли несколько километров прежде, чем решились на начало поиска. Металлоискатели приглушённо пискнули, уведомив нас о своём включении. И начался поиск. Вы знаете, вот именно ради этого и нужно жить; ради этого и стоит рисковать: ощущение полёта в прошлое окрыляет всякий раз, когда ты находишь что-то старинное; звук металлоискателя снится и манит. Я знаю одного человека - отошедшего от этих дел, -так он, вы знаете, дома включает свой прибор, раскладывает монетки и украшения и, надев наушники, слушает звук своего аппарата, проводя катушкой над "находками". И плачет... Мы никогда не исчезнем совсем. Ни какими репрессиями им нас не сломить. Мы забираемся так далеко, где им нас никогда не найти. Встретить теперь днём человека с металлоискателем нереально, но зато ночь стала нашим временем и его мы научились ценить...
    "Лёха, смотри что нашёл" - негромко позвал меня друг. В другое время бы я не услышал его, но теперь нам приходится быть настороже и слушать и слышать всё, что происходит вокруг. На ладони товарища в свете фонарика, отливаясь золотом, лежит советский пятачок. Год не разобрать, но это пока и не важно. Это весомая находка, особенно теперь. Поздравляю его и продолжаю искать сам. Находки нечастые, но есть, благо место это мы заприметили уже давно.
     Ночь она на то и ночь, чтобы прятать всё то, что не нужно видеть. Вот так и мы, скрытые её темнотой, стараемся быть невидимыми. Сегодня удалось покопать часа три. Пора возвращаться. Из находок можно выделить десятка полтора советских монеток, штук пять "империи", десяток "конины". Ничего ценного, но это и не важно. Важен азарт, адреналин и возможность приобщения к любимому увлечению. Как говорится в одной песне: "Не за рыбой мы идём, а на рыбалку..." Как бы ожидая пока мы будем готовы выдвинуться в обратный путь, полная луна разогнала вокруг себя тучи и озарила нам тропку своим приглушённым светом. "Ну что, пошли?" - спросил Сергей. "Ага, пошли по-тихоньку" - ответил я в ответ. Идти было легко, поэтому мы, пройдя километры до деревни, совсем и не устали. В селе почти все спали, лишь где-то на окраине светилось одинокое окошко. И чего они там не улягутся, ведь есть же чёткий указ по экономии электроэнергии... Чтобы добраться до нашей машины, нужно было пройти через всю деревню, стараясь не привлекать к себе внимание. Транспорт мы оставили на платной парковке и, в принципе, не переживали за него. Ещё совсем недавно нам и в голову бы не пришло, что по всей стране прокатится единый указ о размещении платных парковок даже в деревнях и оставить просто так машину уже будет нельзя. Да и машины станут роскошью, а не средством передвижения. Ладно хоть пока за воздух не берут. Помятуя о недавней группе, отправившейся искать именно нас, на подходе к деревне мы двигались очень осторожно. В другое время бы нас уже давно бы облаяли и выдали деревенские собаки, но сейчас и их уже стало невыгодно держать -слишком высокий налог на домашних животных, поэтому мы шли незамеченные, постоянно прижимаясь к заборам в случае подозрительных шорохов и ночных шумов. На парковке было тихо и спокойно: охранник, - он же бывший деревенский пастух, потерявший свою работу из-за резкого снижения поголовья скота ввиду всё того же налога, - мирно дремал у себя в теплушке. После введения комендантского часа по всей территории страны рассчитывать на незваных  гостей не приходилось, да и охранять ему было немного - всего три машины: председателя, казначея, да странных товарищей, представившихся рыбаками и даже махнувшими какими-то справками из "госохотрыболовсоюза". Подходить сразу к машине или охраннику было нельзя - могла быть засада: точно так были пойманы большинство наших товарищей по увлечению, переживших тревогу ночного металлопоиска и расслабившихся уже в конце своего пути. Кладоискателей выслеживали, хватали и увозили, отбирая металлоискатели и облагая неподъёмными штрафами. Оставив снаряжение Сергею, я мысленно перекрестился (в открытую по старому креститься было запрещено новой общепринятой государством религией) и осторожно шагнул по направлению к охраннику. "Стой кто идёт. Руки в гору. Подготовить документы" - как ножом резанул резкий оклик из-за теплушки. В этот же момент из темноты заваливающегося забора выскочило несколько крепких мужчин и бросилось ко мне. В принципе, я был готов к этому, ведь сегодня была моя очередь быть в качестве приманки... Ещё с вечера я запомнил расположение улиц в деревне и поэтому теперь бежал в точно намеченном направлении. Как и ожидалось, на моём пути возникла группа перехвата из пары человек, но не для того я ходил в несанкционированные секции и спортивные клубы, чтобы так легко сдаться ночным гостям. Не добегая пару метров до возникшего препятствия, я резко прыгнул в их сторону, с наслаждением вложив в короткий, но мощный удар всю ненависть и злобу за порушенное увлечение. Ойкнув, человек схватился за разбитое лицо и повалился на землю, словно мешок с соломой. Второй из группы на секунду остановился в растерянности и мне хватило этого времени, чтобы проскочить заслон. Топот приближающейся погони бодрил и отрезвлял, но сдаваться было поздно и глупо. Луна освещала мне путь не хуже фонарей, которыми были вооружены преследующие меня люди и это, несомненно, спасало кладоискателя вне закона. Резко свернув в проулок, я бросился в примеченную накануне дыру в заборе. Преследователи, видимо, были не готовы к такому повороту событий и, несомненно, растерялись, потеряв меня из виду. "Сюда...ползи сюда" – неожиданно послышался сдавленный шёпот. Присмотрелся. Возле дома, прикрываясь тенью поленницы, сидел старичок и манил меня трясущейся рукой. Выбирать не приходилось, да и не хотелось верить, что и этот пожилой человек предатель, поэтому я быстрой рысцой, прижимаясь к земле, подбежал к нему. "Партизан?" - улыбнулся он. "Вроде того..." - ответил я в ответ, оглядываясь. "Молодец паря...так их...мой отец партизанил во время войны, так что...так что всё правильно, нужно бороться...Вон туда правь, там у меня яблони. Даже не смотря на ограничения я их выращиваю...Там левее проход на улицу, а от неё вправо и на дорогу проулок будет. Понял? Точно понял? Беги и ничего не бойся. Всех им под одну гребёнку не причесать..."- промолвил дедушка, с опаской перекрестив воздух, как только я скрылся в указанном направлении. Подбежав к трассе и спрятавшись в траве, осмотрелся. Было тихо, лишь где-то в глубине деревни раздавались отдельные голоса и мелькали лучи фонарей. Аккуратно достаю рацию и, подав условный сигнал по выделенному каналу, жду. Не проходит и пяти минут, как, натяжно рыча, из темноты вырывается знакомый силуэт нашего транспорта ("КМБ" мы её называем между собой - "кладоискательская машина боевая" значит) и мчит в мою сторону. В ответ на двойной условный сигнал клаксона я выскакиваю на дорогу и, запрыгнув на ходу в приоткрытую дверь, по привычке вжимаюсь в кресло. Машина набирает обороты. Едем.
- Ну как там на парковке. Всё нормально было? Я всех увёл?
- Не, один остался у них там, но ты же меня знаешь...
- Ага, я тоже одного по пути вырубил. Ещё, кстати, мне старик один помог выбраться. Путь указал.
- Неужели ещё остались не запуганные люди...
- Остались...Как думаешь, будет погоня?
- Да нет, вряд ли, не такая мы уж важная птица. чтобы бензин им жечь свой.
- У нас то бензин не слили они? Колёса целы?
- Да ты перестань беспокоиться по этому поводу. Они же тоже некоторые не дураки и думать научены. А если мы на самом деле рыбаки или охотники с пропуском? Они же потом замучаются рапорты по повреждённому транспорту писать. Сам знаешь.
- Ну да...Номера настоящие и обвес сейчас вешать будем?
- Нет, чуть позже. Давай выедем отсюда сначала.
На том порешили и "КМБ" , получив порцию газа, помчала нас по направлению к городу. Ехали быстро и уверенно. Дорога была пустынна, ведь ездили в такой поздний - или уже ранний, не понятно, - час только очень отчаянные ребята, такие как мы. "Вот же дрянь" - до хруста оплётки сжав руль, выругался водитель: "Да откуда они тут. Не было же". Радостно махая неоновыми полосатыми палочками, нас приветствовали дорожные стражи, предлагая остановиться. "Кладоискатели? За кладом ездили" - в глазах подошедшего инспектора светилась как минимум квартальная премия. "Да что вы, что вы" - сразу же начал оправдываться Серёга: "Какие кладоискатели? Рыбаки мы. Вот фиш-карта, вот билет, вот пропуск на водоём, вот лицензия на вылов рыбы, вот платёжка по норму вылова, вот удостоверение, вот разрешение на приобретение снастей, вот чек на наживку, в багажнике удочки и рыбка, вот..." Закончить фразу друг-искатель не успел, так как полицейский жестом прервал его и, указывая на рацию, приглушённо сказал: "Хотя у нас и есть ограничения на время общения в эфире, но то что вы сломали нос заместителю начальника отдела по борьбе с незаконными увлечениями района, дорогого стоит. Всё. Попались. Попрошу выйти из машины, товарищи кладоискатели." Ситуация была патовая. "Да пошли вы..." - вдруг пришёл в себя друг и, резко выжав педаль газа, захлопнул дверь. "КМБ" сорвалась с места, обдав ошалевшего стража клубами дыма и ошмётками грязи: "Хватит, надоели. Так из людей вообще в скот послушный можно превратиться. Хватит." Серёга, на секунду оторвавшись от убегающей в темноту дороги, посмотрел мне в глаза в надежде найти поддержку. И он нашёл её. Я всё понял. Пришло время возвращать себя. Именно себя. Не увлечения, не хобби, а конкретно себя - человека. Человека, который мог жить в своей стране. Жить. Достойно, уверенно, не затравленно. Именно жить, а не выживать... Позади послышались приближающиеся звуки сирены и окрики через громкоговоритель, призывающие нас одуматься и остановиться; но было поздно - мы вышли на новый уровень жизни. На новый уровень осознания и понимания этой жизни. Честно, мы не ожидали, что по нам начнут стрелять. Но они начали. И когда пуля, разбив боковое стекло, гулким ударом вошла мне в висок, я не испугался, а лишь завалился на сидение, увидев в последние мгновения своей жизни всё то, ради чего стоило жить и бороться: семья, дети, друзья, увлечения, радость и...свобода. Моя свобода. Серёга, увидев произошедшее, что-то кричал, пытаясь привести меня в чувство...
 
"Лёха, ты как? Лёха, ты живой? Лёхич, не пугай меня" - кричал Серёга, стараясь перекричать орущую музыку. Я открыл глаза. Мы ехали по залитой солнцем дороге. Потирая ушибленную голову, неловко ударившуюся во время тревожного сна о боковое стекло, я старался понять что произошло. "Ну, брат, ты и приложился. Я думал ты мне стекло разобьёшь. Нормально всё?" - успокаивался друг, увидев что я открыл глаза: "Это ж надо ж было этой яме попасться. Ну не могут они дороги делать, не умеют. Или не хотят уметь..." Из динамиков неслась современная музыка, успокаивающая, что "всё будет хорошо" и я действительно поверил на мгновение в это. Но потом адреналин пережитого сна с неимоверной силой ворвался ко мне в сознание и я, округлив глаза, уставился на Серёгу:
- Серый, ты что там говорил про ограничения кладоискательства? Повтори-ка.
- Да ну, ерунда всё это. Опять указ какой-то мусолят. Не бери в голову. Это не наше дело, до нас это не докатится.
- Да как не наш-то? А чей? Ты думаешь за нас это кто-то сделает? В том году, когда решался вопрос по платной рыбалке,  я не отказался, не спрятался, и даже собрал подписи у себя на работе. И на митинг пришёл. И даже плакат держал. Я не знаю, может со стороны это и не много, но для себя я знаю, что я сделал всё что возможно. Поэтому я считаю себя частью той силы, которая пошла против и оказалась права. Так что, друг, нужно понимать, что всё зависит от нас и от каждого. Понимаешь?
 
   Серёга всё понял. Мы оба замолчали. Каждый думал о своём. Но каждый думал об общем. Мы ехали копать, мы ехали за кладами и находками. Металлоискатели радостно пискнули, оповестив округу, что в поле вышли счастливые люди - свободные кладоискатели.

Так же советуем читать статью о том как выбрать металлоискатель >>

 
Вы можете отправить нам запрос по электронной почте













code


Отправить  Очистить

Корзина
нет товаров